2d-okna.ru

2Д Окна
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кирпич для кремля откуда

Стоя над окном

«Мама, мама, я боюсь!» — маленькая девочка с непритворной опаской заносит ногу над краешком проема, открывающегося прямо в брусчатке Ивановской площади. Два этих проема, конечно, забраны стеклом, даже стеклопакетом, на котором хоть пляши чечетку в полном латном доспехе — не проломится. Но да, все равно есть ощущение, что ступаешь на схватившуюся тонким ледком гладь маленького водоема пятиметровой глубины. На дне которого фрагменты старинных кремлевских построек. Утраченных в 1929 году, как казалось, безвозвратно.

Консервация откопанных руин и демонстрация их, что называется, in situ (то есть прямо на месте обнаружения) — почтенная археологическая практика. Но если камни, скажем, римского форума стоят себе открытые всем стихиям, то в таких случаях, как кремлевский, общедоступное и компактное «окно в прошлое» посреди пусть специфической, но все же городской среды приходится превращать в витрину. Такие археологические окна есть в десятках городов по всему миру — в Москве же ничего подобного прежде не бывало, если не считать белокаменной кладки фундамента Китайгородской стены (ее фрагмент с 1970-х можно видеть в подземном переходе станции «Китай-город», но стекла там нет).

Технологически это устроено гораздо сложнее, чем может показаться с земли. Не раскоп, просто прикрытый стеклом, но фрагмент раскопа, который изолирован от окружающей почвы и фактически вставлен в бетонный короб. Вдобавок, говорят археологи, сделано все возможное, чтобы внутри этого короба поддерживался нужный микроклимат. Камень и кирпич, конечно, не левкашенная доска рублевской «Троицы» — с трепетом отслеживать микроскопические изменения температурно-влажностного режима не так обязательно, но все же грибок или плесень не украсят открывающееся через окна зрелище.

Мороз и жара, снег и дожди, грунтовые воды и мусор — все это драгоценным архитектурным останкам теперь не повредит. (Птичий помет — довольно агрессивная в смысле химического состава субстанция, между прочим, — не повредит тоже, но голубей и ворон в Кремле, как известно, не водится и так.) Есть вопросы разве что к наружной, земной, обращенной к нам с вами поверхности окон. Зимой на них падает снег, гуляющие по стеклу посетители отчаянно следят — сами можете себе представить, как это смотрится на хрустальной глади. Так что рядом с окнами можно видеть несущих вахту бодрых среднеазиатских тетенек в утепленной спецовке со швабрами в руках. Прадедовские технологии хоть где-нибудь да оказываются всесильны.

Где упокоились царицы и родился царь

Чтобы понять, откуда под Ивановской площадью, широкой, гладкой и пустой нынче, взялись эти стены и фундаменты, надо представить себе топографию восточной части Кремля 100 лет тому назад. К Кремлевской стене между казаковским Сенатом и Спасской башней почти вплотную подходили здания Вознесенского монастыря — это главки его церквей видны над стеной на дореволюционных фотографиях Красной площади. Монастырь был основан в конце XIV века великой княгиней Евдокией Дмитриевной, женой Дмитрия Донского. После его смерти княгиня приняла постриг в основанном ею монастыре (позже под монашеским именем Евфросиния она была причислена к лику святых), там же была погребена и тем самым положила начало традиции, просуществовавшей до петровских времен: жен и дочерей великих князей, а потом и царей хоронили именно в этой обители.

К Вознесенскому монастырю с запада примыкал незамкнутым каре комплекс Чудова монастыря, основал который в 1365 году митрополит Алексий — по преданию, в благодарность за исцеление по его молитвам ханши Тайдулы (пять лет тому назад, в 2012-м, вышел посвященный этим событиям фильм Андрея Прошкина «Орда»). Чудов тоже достопамятное место, хотя события в связи с ним вспоминаются не самые благостные. Здесь постригся в монахи Григорий Отрепьев, он же, согласно распространенному мнению, Лжедмитрий I. Здесь в 1612 году поляки уморили голодом патриарха Гермогена, а в 1666-м восточные иерархи судили патриарха Никона. Здесь в 1812 году был расквартирован штаб наполеоновской Великой армии.

Пушкин, поселивший в Чудовом монастыре своего летописца Пимена, наверняка бывал в этих местах не раз, но одно документально зафиксированное посещение стоит особняком. Визит, правда, был не в монастырь, а в примыкавший к нему с юго-востока Малый Николаевский дворец. В сентябре 1826 года поэта, после его возвращения из ссылки (где и был написан «Борис Годунов»), принял во дворце только что коронованный Николай I.

Малый Николаевский дворец стоял на месте старых боярских дворов, еще до Петра отошедших Чудову монастырю. В XVIII веке на этом участке возникла резиденция московских митрополитов, которую несколько раз перестраивали вплоть до времен Александра I, когда митрополичий дворец перешел короне. И поскольку Николай Павлович, тогда еще великий князь, предпочитал в Москве именно эту резиденцию (по крайней мере до тех пор, пока Константин Тон не построил Большой Кремлевский дворец), здание прозвали Малым Николаевским дворцом. Чтобы не путать с основным царским жилищем — старыми, дотоновскими палатами. В Малом Николаевском, между прочим, родился в 1818 году будущий Александр II.

Постройки Чудова монастыря и дворец довольно далеко выдвигались к центру Кремля. Между чудовской трапезной и восточным — храмовым — фасадом старого патриаршего дворца, замыкающего ныне ансамбль Соборной площади, был проход шириной всего-то метров 12. Даже после всех сносов XVIII–XIX веков плотность застройки в Кремле 100-летней давности была несопоставима с нынешними торжественно пустыми гектарами площадной брусчатки.

Схимники под президиумом

В 1929 году все эти здания снесли. Музейные работники еле успели спасти фрагменты фресок, часть икон и утвари (и самое главное, белокаменные саркофаги из усыпальницы цариц — их перенесли в подземелья бывшей Казенной палаты, примыкающие к подклету Архангельского собора). Пятью годами позже на этом месте уже стояла новенькая неоклассическая постройка — пресловутый 14-й корпус, в котором сначала размещалась военная школа, потом вспомогательные кремлевские учреждения, затем Кремлевский театр, а после строительства Дворца съездов — номинальный коллективный глава советского государства, Президиум Верховного Совета СССР.

В новой России 14-й корпус отдали особо важным подразделениям администрации президента. Парадный фасад здания, гармоничный и в общем-то вполне мастеровитый, рядовые посетители Кремля могли видеть разве что сбоку, под очень неудобным углом. Этот фасад, обращенный к Тайницкому саду, выходил на ведущий от Спасских ворот проезд, до поры до времени зарезервированный для «членовозов», простую публику и близко туда не подпускали. Зато все видели выходивший как раз на Ивановскую площадь боковой фасад. И это было казенное страшилище, воплощенная «желтизна правительственных зданий».

Читайте так же:
Неомид антисептик для кирпича

С 2011 года перед посетителями Кремля представали уже, собственно, не сами фасады, а их изображение на регулярно обновлявшихся пластиковых баннерах, наглухо скрывавших постройку. Обычное дело для реконструкции. Которая, однако, кончилась совсем неожиданно — президентским решением снести корпус подчистую. А что будет на его месте — это, мол, мы еще посмотрим.

Важные находки в окрестностях 14-го корпуса случались и раньше. Еще при Михаиле Горбачеве, например, во время земляных работ по чистой случайности была обнаружена подземная усыпальница похороненного при Чудовом монастыре великого князя Сергея Александровича, убитого Иваном Каляевым в 1905 году. Но теперь можно было заняться планомерными археологическими изысканиями.

В двух шурфах, сделанных за периметром бывшей постройки, прошлой весной было обнаружено столько важного, что как раз их-то и решили расширить, законсервировать и превратить в те самые окна. Один шурф, расширенный до площади в 44 кв. м, обнаружил фундаменты и цоколи трапезной Чудова монастыря и церкви Благовещения и Алексия, митрополита Московского, построенных в 1680-е годы при царе Федоре Алексеевиче. А также остатки белокаменных надгробий первой половины XVII столетия с монастырского кладбища. Их бестрепетно распилили и использовали во время строительства для того, чтобы сделать «прикладку» к фундаменту.

На трех блоках можно разглядеть высеченные на камне эпитафии (точнее, увы, их фрагменты), свидетельствующие, что на кладбище были похоронены некто из рода Вельяминовых, схимник по имени Серапион и монастырский слуга Павел Радионов. Еще глубже, в слоях XIII–XIV веков, нашли обломки стеклянных браслетов и восточной посуды. На месте монастыря, проще говоря, жили состоятельные люди, знавшие толк в дорогих импортных вещах.

Со вторым шурфом, превращенным в окно поменьше, около 20 кв. м, все менее увлекательно, потому что культурный слой буквально перелопачивали во время строительства Николаевского дворца и перекладки его фундаментов. Через стекло видны остатки стены с чередующимися секторами из белого камня и кирпича — это и есть фундамент дворца после реконструкции 1870-х годов. Средневековые артефакты, впрочем, нашлись и тут: монеты, нательный крестик, обломки изразцов и детские игрушки.

Взгляд в прошлое, виды на будущее

Подойти к новым археологическим достопримечательностям теперь может любой посетитель Кремля. С момента выселения президентской администрации из 14-го корпуса восточная часть главной российской цитадели уже не выглядит прежним «запретным городом». Доступен для прогулок сквер над Тайницким садом, открыт (правда, в одну сторону — на выход) проход с Ивановской площади на Красную через ворота Спасской башни.

После упомянутых раскопок последовал целый ворох президентских поручений, одним из которых было создание специального экскурсионного маршрута с включением в него археологических окон. Музеи Кремля его разработали; теперь экскурсантов, зашедших через Троицкие ворота, останавливают для вводного рассказа у Дворца съездов — Государственного Кремлевского дворца, потом ведут к археологической экспозиции в подклете Благовещенского собора, затем на Ивановскую площадь к окнам. Завершающий этап — экспозиция в пристройке Архангельского собора, посвященная Вознесенскому монастырю, где можно увидеть шитые пелены, драгоценную утварь и иконы, принадлежавшие когда-то главной женской обители Московского царства, и узнать, например, что иконостас монастырского собора не пропал: его смонтировали в церкви Двенадцати апостолов, домовом храме патриаршего дворца (заменив малоценный иконостас николаевского времени), где он и до сих пор смотрится как родной. Правда, списанные с барочных гравюр Библии Пискатора иконы страстного ряда там не поместились — а потому оказались теперь в специальной экспозиции. С весны по осень экскурсия заходит еще и в примыкающий к Архангельскому собору придел святого Уара, патронального святого несчастного царевича Димитрия, где теперь стоит рака с мощами святой Евфросинии: так история двух монастырей получает еще одну рифму.

Новизна, правда, в этом маршруте не преобладает: все эти экспозиции тщанием Музеев Кремля, отчаянно сражающихся за новые площади, были открыты еще до раскопок. Впрочем, похвастать тем же подклетом Благовещенского собора — дело нелишнее. Есть ощущение, что это древнее подземелье (самая ранняя из сохранившихся каменных построек Москвы, ровесница разрушенной Бастилии и здравствующей Пизанской башни) с выставленными там раритетами вроде несметных кладов или каролингского меча привлекает куда меньше посетителей, чем могло бы. И маркетинговый ход, хотя бы такой, как теперь, конечно, нужен.

И все же эти новации смотрятся только этапом глобального переустройства музейной жизни Кремля, которого стоит ждать — или по крайней мере надеяться на него — в ближайшее десятилетие (берем разумный срок с поправкой на все обыкновенно сопутствующие таким случаям обстоятельства). Под нужды музея должны обустроить Средние торговые ряды на Красной площади. Освободившиеся в результате переезда площади в храмах и палатах займут новые экспозиции. В восточной части Кремля уже в этом и следующем году, согласно тем же президентским поручениям прошлой весны, будут проведены дополнительные раскопки.

Помимо двух упомянутых шурфов, уже проведены археологические раскопки на месте подвалов и внутренних дворов 14-го корпуса, и там тоже обнаружено много интересного. Но эти раскопы временно законсервированы и скрыты под новоразбитым сквером. Оставаться закрытой зоной им придется неопределенное время, до тех пор пока для демонстрации тамошних находок не будет спроектирован полновесный археологический музей. В составе ли каким-то образом воссозданного монастырского комплекса или нет, но это уже должно быть не просто окошко в прошлое, а целые парадные ворота.

Что посмотреть

С северной стороны Красную площадь заграждает Исторический музей (арх. Владимир Осипович Шервуд, инж. А. А. Семенов, 1875—1883) с рестораном традиционной русской кухни. С юга — прекраснейший собор Покрова на Рву (храм Василия Блаженного, 1555-1560 гг.) Василий Блаженный — название народное, неофициальное — от имени московского юродивого, которого захоронили у северо-восточного угла храма.

Почти всю сторону напротив Кремля занимают Верхние торговые ряды — ныне ГУМ. Около Василия Блаженного стоит сейчас самый первый в Москве монумент, памятник «гражданину Минину и князю Пожарскому». Здесь же, около Василия Блаженного, — Лобное место (дословный перевод еврейской Голгофы). У Кремлевской стены — мавзолей В. И. Ленина.

Читайте так же:
Дсп с рисунком кирпича

Московский Кремль

Московский Кремль — крупнейшая действующая крепость в Европе. Кремли есть во многих городах, но только московский остается историческим, политическим и культовым центром города. А раньше он был суровой неприступной крепостью.

История не сохранила точного года появления Московского Кремля. Но уже в XII веке Юрий Долгорукий рассматривал Москву как форпост суздальского княжества, поэтому сразу задумался о строительстве крепости.

Кремль Долгорукого был крошечным: он умещался между современными Тайницкой, Троицкой и Боровицкой башнями. Его окружала деревянная стена длиной 1 200 метров.

Сначала эту крепость называли городом, а земли вокруг — посадом. Когда появился Китай-город, крепость переименовали в Старый город. И только после строительства в 1331 году Белого города крепость назвали Кремлем, что означало «крепость в центре города».

Слово Кремль» происходит от древнерусского «кром» или «кремнос» (твердый) — так называли центральную часть древних городов. Кремлевские крепостные стены и башни обычно ставили на самом высоком месте.

Слово «Кремль» также могло происходить от так называемого «кремленого» (прочного) дерева, из которого строили городские стены. А в 1873 году исследователь А.М. Кубарев предположил, что этот топоним мог прийти из греческого языка, где «кремнос» означает «крутизна, крутая гора над берегом или оврагом». Московский Кремль действительно стоит на горе на крутом берегу реки, а слова «кремн» и «кремнос» могли попасть в русскую речь с греческим духовенством, прибывшим в Москву в конце 1320-х годов вместе с митрополитом Феогностом.

Московский Кремль стоит на Боровицком холме, на слиянии Москвы-реки и Неглинной. За стенами крепости площадью 9 гектар могли укрыться от опасности жители окружающих посадов.

Со временем посады росли. С ними росла и крепость. В XIV веке при Иване Калите построили новые стены Московского Кремля: снаружи деревянные, обмазанные глиной, внутри — каменные. С 1240 года Русь находилась под татаро-монгольским игом, а московские князья умудрялись в центре захваченной страны возводить новые крепости!

Кремль при Дмитрии Донском (после пожара 1365 года) построили уже из белого камня. Тогда стены имели длину почти 2 километра — на 200 метров короче нынешних.

Пожары и землетрясение 1446 года повредили крепость, и при Иване III в конце XV века Московский Кремль перестроили. Для этого пригласили итальянских архитекторов — специалистов по фортификации — Аристотеля Фиорованти, Пьетро Антонио Солари, Марко Руффо. Они строили не просто крепость, а святой город. Легендарный Царьград был заложен по трем углам на все стороны по семи верст , поэтому итальянские мастера с каждой стороны Московского Кремля поставили по 7 краснокирпичных башен (вместе с угловыми) и постарались сохранить одинаковое расстояние от центра — Успенского собора. В таком виде и в таких границах Московский Кремль дошел до наших дней.

Стены Кремля получились так хороши, что ими ни разу никто не овладел.

Два водных рубежа и склоны Боровицкого холма уже давали крепости стратегическое преимущество, а в XVI веке Кремль превратился в остров: вдоль северо-восточной стены вырыли канал, который соединил Неглинную и Москву-реку. Раньше всех построили южную стену крепости, так как она выходила к реке и имела важное стратегическое значение — здесь причаливали прибывшие по Москве-реке купеческие суда. Поэтому Иван III приказал убрать все постройки к югу от кремлевских стен — с того времени здесь ничего не строили, кроме земляных валов и бастионов.

В плане стены Кремля образуют неправильный треугольник площадью около 28 га. Снаружи они сложены из красного кирпича, но внутри выстроены из белого камня старых стен Кремля Дмитрия Донского, а для большей прочности залиты известью. Строили из полупудового кирпича (весом 8 кг). По пропорциям он напоминал большую буханку черного хлеба. Его еще называли двуручным, потому что для поднять можно было только двумя руками. При этом тогда кирпич на Руси был новшеством: раньше строили из белого камня и плинфы (чего-то среднего между кирпичом и плиткой).

Высота кремлевских стен колеблется от 5 до 19 метров (в зависимости от рельефа), и в некоторых местах достигает высоты шестиэтажного дома. По периметру стен идет непрерывный ход шириной 2 метра, но снаружи его скрывают 1 045 зубцов-мерлонов. Эти М-образные зубцы — типичная черта итальянской фортификационной архитектуры (ими отмечали крепости сторонники императорской власти в Италии). В обиходе их называют «ласточкин хвост». Снизу зубцы кажутся небольшими, но их высота достигает 2,5 метров, а толщина — 65-70 сантиметров. Каждый зубец сложен из 600 полупудовых кирпичей, и почти во всех зубцах есть бойницы. Во время боя стрельцы закрывали промежутки между зубцами деревянными щитами и стреляли через щели. Что ни зубец, то стрелец , — говорили в народе.

Стены Московского Кремля окружали слухи для подземных войн. Они защищали крепость от подкопов. Также под стенами была система тайных подземных ходов. В 1894 археолог Н.С. Щербатов обнаружил их почти под всеми башнями. Но его фотографии исчезли в 1920-х годах.

В Московском Кремле 20 башен. Они играли ключевую роль в наблюдении за подступами к крепости и в обороне. Многие из башен были проездными, с воротами. Но сейчас для проезда в Кремль открыты три: Спасская, Троицкая и Боровицкая.

Угловые башни имеют круглую или многогранную форму и внутри содержат потайные ходы и колодцы для снабжения крепости водой, а остальные башни — четырехугольные. Это объяснимо: угловые башни должны были «смотреть» во все внешние стороны, а остальные — вперед, так как с боков их прикрывали соседние. Также проездные башни дополнительно защищали отводные башни-стрельницы. Из них сохранилась только Кутафья.

Вообще в Средние века башни Московского Кремля выглядели иначе — у них не было шатровых завершений, но были деревянные дозорные вышки. Тогда крепость имела более суровый и неприступный характер. Сейчас стены и башни утратили оборонительное значение. Не сохранилась и двускатная крыша: она сгорела в XVIII веке.

Читайте так же:
Ведьмак сомнительное дело где найти кирпича

К XVI веку Кремль в Москве приобрел вид грозной и неприступной крепости. Иностранцы называли его «замком» на Боровицком холме.

Кремль много раз был в центре политических и исторических событий. Здесь короновали русских царей и принимали иностранных послов. Здесь укрывались польские интервенты и открывшие им ворота бояре. Кремль пытался взорвать убегающий из Москвы Наполеон. Кремль собирались перестроить по грандиозному проекту Баженова.

В советское время в Московском Кремле разместилось правительство. Доступ на территорию закрыли, а недовольных «утихомирил» председатель ВЦИК Я. Свердлов.

За время правления советской власти архитектурный ансамбль Московского Кремля пострадал больше, чем за всю его историю. В начале XX века внутри Кремлевских стен было 54 сооружения. Сохранилось меньше половины. Например, в 1918 году по личному указанию В.И. Ленина снесли памятник великому князю Сергею Александровичу (его убили на Сенатской площади в феврале 1905 года), тогда же разрушили памятник Александру II (на его постаменте потом поставили памятник Ленину). А в 1922 из соборов Московского Кремля вывезли более 300 пудов серебра и 2 пудов золота, более 1 000 драгоценных камней, и даже раку патриарха Гермогена.

В Большом Кремлевском дворце проводили съезды Советов, в Золотой палате устроили кухню, в Грановитой — столовую. Малый Николаевский дворец превратился в клуб работников советских учреждений, в Екатерининской церкви Вознесенского монастыря открыли спортивный зал, в Чудовом монастыре — кремлевскую больницу. В 1930-х монастыри и Малый Николаевский дворец снесли, и вся восточная часть Кремля от Ивановской площади до Сената превратилась в руины.

Во время великой Отечественной войны Кремль был одной из главных целей воздушных бомбардировок Москвы. Но благодаря маскировке, крепость «исчезла».

Краснокирпичные стены перекрасили, а чтобы сымитировать отдельные здания, на них нарисовали окна и двери. Зубцы на вершине стен и звезды кремлевских башен накрыли фанерными крышами, а зеленые крыши покрасили под ржавчину.

Маскировка затруднила немецким летчикам поиск Кремля, но не спасла от бомбардировок. В советское время говорили, что на Кремль не упала ни одна бомба. На самом деле упали 15 фугасных и 150 мелких зажигательных. А в Арсенал попала бомба весом в тонну, и часть здания обрушилась. Прибывший позже в Кремль британский премьер-министр Черчилль, проходя мимо пролома, даже остановился и снял шляпу.

В 1955 году Московский Кремль частично открыли для посещения — он превратился в музей под открытым небом. Тогда же в Кремле запретили проживание (последние жители выписались в 1961 году).

В 1990 кремлевский ансамбль включили в список объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Одновременно Кремль стал правительственной резиденцией, но сохранил музейные функции. Поэтому на территории присутствуют сотрудники в форме, быстро наставляющие заплутавших туристов «на путь истинный». Но с каждым годом все больше уголков Кремля становятся открытыми для прогулок.

А еще Кремль часто снимают для кино. А в фильме «Третья Мещанская» можно даже увидеть Московский Кремль до сноса Чудова и Вознесенского монастырей.

Мини-путеводитель по Кремлевским стенам и башням

Внутри стена состоит из булыжника и белого камня, они залиты известковым раствором.

Наверху стены проделан боевой ход, он огороженный с обороняемой стороны острыми двухугловыми зубцами, всего таких 1045 зубцов.

Башни вписались не только в архитектурный ансамбль Кремля, но и выполняли военно-оборонительную задачу, делая крепость одной из неприступных в Европе.

Всего в Кремлевской стене находится 18 башен. Три из них: Водовзводная, Беклемишевская и Арсенальная выходили за пределы стен, таким образом, обороняясь сдерживали нападение. Еще шесть, мощных, хорошо оснащенных с военной точки зрения являются проездными для оборонительных целей.

В середине XVII века четыре башни украсили имперскими двухглавыми орлами, замененные в 30-е годы советского времени на красные звезды с рубиновым покрытием. Тогда звезды поставили не на четыре, а на пять башен, добавив пятую звезду на Водовзводную башню.

История Московского Кремля

Слово «кремль» очень древнее. Кремлём или детинцем на Руси называли укреплённую часть в центре города, другими словами крепость. В старину времена бывали разные. Случалось, что на русские города нападали несметные вражеские силы. Вот тогда то жители города и собирались под защиту своего кремля. Старые и малые укрывались за его мощными стенами, а те, кто мог держать в руках оружие, со стен кремля от врагов оборонялись.

Первое поселение на месте кремля возникло примерно 4000 лет назад. Это установили археологи. Здесь были найдены осколки глиняных горшков, каменные топоры и кремневые наконечники стрел. Этими вещами когда-то пользовались древние поселенцы.

Место строительства кремля было выбрано не случайно. Кремль построен на высоком холме, с двух сторон окружённом реками: Москвой-рекой и Неглинной. Высокое расположение кремля позволяло заметить врагов с большего расстояния, а реки служили естественной преградой на их пути.

Первоначально кремль был деревянным. Вокруг его стен был насыпан земляной вал для большей надёжности. Остатки этих укреплений обнаружили во время строительных работ уже в наше время.

Известно, что первые деревянные стены на месте кремля построили в 1156 году по приказу князя Юрия Долгорукого. Эти данные сохранились в древних летописях. В начале 14 века городом стал править Иван Калита. Калитой в древней Руси называли сумку для денег. Князя так прозвали за то, что он накопил большие богатства и всегда носил с собой небольшой мешок с деньгами. Князь Калита решил украсить и укрепить свой город. Он повелел построить Кремлю новые стены. Их срубили из крепких дубовых стволов, таких толстых, что и руками не обхватить.

При следующем правителе Москвы – Дмитрии Донском Кремлю построили другие стены – каменные. Со всей округи собрали в Москву мастеров каменного дела. И в 1367г. они принялись за работу. Люди работали без перерыва, и вскоре Боровицкий холм опоясала мощная каменная стена, толщиной в 2, а то и в 3 метра. Её построили из известняка, который добывали в каменоломнях недалеко от Москвы у села Мячково. Кремль так поразил современников красотой своих белых стен, что с тех пор Москву стали называть белокаменной.

Читайте так же:
Бани блоков кирпича проекты

Князь Дмитрий был очень смелый человек. Он всегда сражался в первых рядах и именно он возглавил борьбу против завоевателей из Золотой Орды. В 1380 г. его войско на голову разбило войско хана Мамая на Куликовом поле, что недалеко от реки Дон. Эту битву прозвали Куликовской, а князь с тех пор получил прозвище Донской.

Белокаменный кремль простоял более 100 лет. За это время многое изменилось. Русские земли объединились в одно сильное государство. Москва стала его столицей. Произошло это при московском князе Иване III. С той поры стал он зваться Великим князем Всея Руси, а историки называют его «собирателем земли русской».

Иван III собрал лучших русских мастеров и пригласил из далёкой Италии Аристотеля Феарованти, Антонио Соларио и других знаменитых архитекторов. И вот под руководством итальянских зодчих на Боровицком холме началось новое строительство. Чтобы не оставлять город без крепости строители возводили новый кремль частями: разбирали участок старой белокаменной стены и на её месте быстро строили новую — из кирпича. Подходящей для его изготовления глины в окрестностях Москвы было довольно много. Однако глина – материал мягкий. Чтобы кирпич стал твёрдым, его обжигали в специальных печах.

За годы строительства русские мастера перестали относиться к итальянским зодчим как к чужакам, и даже имена их переделали на русский лад. Так Антонио стал Антоном, а сложную итальянскую фамилию заменило прозвище Фрязин. Заморские земли наши предки называли фряжскими, а выходцев оттуда – фрязинам.

Строили новый Кремль 10 лет. Крепость с двух сторон защищали реки, а в начале 16 в. с третьей стороны Кремля вырыли широкий ров. Он соединил две реки. Теперь Кремль со всех сторон был защищён водными преградами. Башни Кремля возводили одну за другой, оснащали их отводными стрельницами для пущей обороноспособности. Вместе с обновлением крепостных стен происходило строительство таких известных соборов Кремля как Успенский, Архангельский и Благовещенский.

После венчания на царство Романовых строительство Кремля пошло усиленными темпами. Была построена Филаретова звонница рядом с колокольней Ивана Великого, Теремной, Потешный дворцы, Патриаршие палаты и собор Двенадцати Апостолов. При Петре I возводят здание Арсенала. Но после переноса столицы в Петербург новые постройки возводить перестали.

Во время правления Екатерины II на территории Кремля сносят ряд древних зданий и часть южной стены под строительство нового дворца. Но вскоре работы были отменены, по официальной версии из-за нехватки финансирования, по неофициальной – из-за негативного мнения общественности. В 1776-87гг. было построено здание Сената.

Во время нашествия Наполеона Кремлю был нанесён огромный ущерб. Были осквернены, разграблены церкви, во время отступления взорвали часть стен, башен и зданий. В 1816-19гг. в Кремле проводились реставрационные работы. К 1917г. в Кремле был 31 храм.

Во время Октябрьской революции Кремль подвергается бомбардировке. В 1918 г. в здание Сената переезжает правительство РСФСР. При советской власти на территории Кремля строят Кремлёвский дворец съездов, установили звёзды на башнях, на пьедесталы поставили Царь-пушку и Царь-колокол, неоднократно реставрируют стены и сооружения Кремля.

Плагиат: зачем Москва копировала иностранные дома

Московский Кремль и замок Сфорца в Милане

Depositphotos

Миланские корни российского символа

В Милане российские туристы всегда обращают особое внимание на одну из главных достопримечательностей, поразительно похожую на символ России. Замок Сфорца — бывшая резиденция миланских герцогов династии Сфорца — выглядит в точности как московский Кремль. Хотя, скорее, наоборот: знаменитое итальянское сооружение было возведено всего на полвека раньше, чем крепость в России.

Аналогичными были даже причины строительства обоих зданий — города нуждались в усилении защиты. Впрочем, у московского князя были, пожалуй, и другие мотивы. Он следовал за царившей в ту пору эпохой ренессанса, которая ознаменовалась, в том числе, возрождением архитектуры. Одними из наиболее ярких представителей этого вида искусства в то время являлись как раз итальянцы. Именно их Иван III и пригласил для реконструкции Белокаменного Кремля и создания из него крепости из красного кирпича.

Эти события главным образом связаны с именем Аристотеля Фиорванти, который к тому моменту уже успел прославиться в Италии и Венгрии. Кстати, Фиорванти какое-то время состоял на службе у Франческо Сфорца, по инициативе которого и был отстроен миланский замок.

Во время строительства Кремля итальянские мастера находились в постоянном контакте с русскими зодчими. Гости из Италии хоть и учитывали все особенности архитектуры Руси, все же в большей степени отразили в своей работе родной стиль. Именно поэтому такими похожими кажутся замок Сфорца и Московский кремль.

Помимо общей схожести обоих сооружений, многие отмечают идентичность их главных башен.

Филаретова башня, в которой находится вход в замок Сфорца, была спроектирована Антонио Филарете. Кстати, он какое-то время работал с Аристотелем Фиорванти. Сестра-близнец башни Филарете, находящаяся в Москве и возведенная Пьетро Антонио Солари, получила название Спасской.

Сооружения внешне очень схожи. Даже их высота абсолютно одинаковая — 71 м. Впрочем, отличий между ними сейчас достаточно много, но появлялись они с течением времени, когда Спасской башне добавляли готический верх со шпилем, а также часы, которые тоже не раз менялись.

Московский Кремль повторяет итальянскую достопримечательность вплоть до мельчайших деталей. Верх стен крепости в России венчают 1045 зубцов в форме «ласточкиного хвоста» — таких же, как и у замка в Милане. У этих элементов тоже есть своя история. С XII века Италия проходила через многочисленные войны между сторонниками Папы — гвельфами — и сторонниками Имперской власти — гибеллинами. Продолжалось это более трех веков — вплоть до XV столетия.

В качестве исторического наследия гвельфы и гибеллины оставили два архитектурных стиля: у гвельфов — квадратные башни с прямоугольными башенками, а у гибеллинов — ласточкины хвосты (взмах орла), символ Имперской власти. Исходя из того, что в Москве была именно имперская власть, итальянские зодчие решили остановиться на последнем варианте.

Китайская шкатулка с чаем

В 1893 году на Мясницкой улице в Москве появилась «Китайская шкатулка» — дом купца Перлова, одного из первых чайных магнатов в России. Изначально дом был спроектирован Романом Клейном как жилой дом в стиле позднего ренессанса с огромной чайной лавкой на первом этаже — одном из 130 фирменных магазинов, принадлежавших династии Перловых.

Читайте так же:
Что показывает марка кирпича

Чайное дело Перловых берет свое начало еще с конца XVIII века, когда в Москве знали о том, что это за напиток, только очень просвещенные люди.

Более того, для православной церкви «китайская травка», наряду с табаком и кофе, в те времена считалась ничем иным, как «бесовским снадобьем».

Однако не прошло и полвека, как Москва уже не могла обойтись без чая: 360 тысяч пудов чайных трав закупались ежегодно. «В Москве много трактиров, и они всегда битком набиты преимущественно тем народом, который в них только пьет чай. Это народ, выпивающий в день по пятнадцати самоваров, народ, который не может жить без чаю, который пять раз пьет его дома и столько же раз в трактирах», — писал в 1845 году Виссарион Белинский.

Чайная фирма «Сергей Васильевич Перлов и Ко» на тот момент владела уже десятком магазинов в Москве. На Мясницкой располагался главный офис фирмы, в котором также находилась чаеразвесочная фабрика. Дело процветало.

Свой необычный «китайский» внешний вид дом приобрел только спустя три года. Поводом для его преображения послужило то, два чаеторговца из одной семьи Перловых боролись за право принимать у себя необычного гостя -— канцлера Китайской империи Ли Хунчжана. С ним многие московские купцы надеялись заключить выгодные сделки о поставке китайского чая. Сам канцлер приехал в Москву на коронационные торжества Николая II и вовсе не подозревал, что его приезд на века оставит след в архитектуре столицы.

Один из Перловых, Сергей Васильевич, в надежде на выгодный контракт, решил заманить китайского гостя привычной для него архитектурой. В итоге в 1896 году Карл Гипиус всего за несколько месяцев создал на Мясницкой настоящий уголок Востока: сочетание цветной штукатурки с многочисленными керамическими китайскими орнаментами вкупе с башенкой–пагодой на крыше дали необходимый Перлову эффект.

«По-китайски» был оформлен и интерьер здания — сине-красные плафоны, украшенные золотом, изображения драконов, птиц, бамбука, цветущей вишни, а также огромные вазы и ковры.

Старания Перлова, к сожалению, китайский канцлер не оценил — он даже не появился в здании, поселившись у его конкурента в Мещанской слободе. Тем не менее, купец в убытке не остался: необычный внешний вид особняка стал отличной рекламой специализированного чайного магазина.

Несмотря на то, что после 1917 года дом был национализирован, магазин на первом этаже остался на своем месте. Реставрация ему потребовалась только после развала СССР — тогда здание уже было на грани полного разрушения.

Изначально для восстановления былой красоты пригласили китайских мастеров, однако привезенные ими 148 изразцов не выдержали морозов и потрескались. Дело спасли уже в 2000-х годах студенты института «Спецпроектреставрации».

«Мой дом будет стоять вечно»

Здание на Воздвиженке, принадлежавшее Арсению Морозову, было построено после того, как тот побывал в гостях у старшего брата и заявил, что поручит создать самый необычный дом в Москве. «Вот ты, Миша, собираешь свои коллекции, с которыми еще неизвестно что потом будет. Мой же дом будет стоять вечно». После этих слов начались долгие поиски той самой идеи, которая бы разнообразила архитектуру столицы.

Вдохновение для создания «самого необычного» дома в Москве заказчик и архитектор, Виктор Мазырин, отправились искать за границей: объехали Мадрид, Париж, Лиссабон. Доехали даже до тихого португальского города Синтру, столь любимого Байроном. Там-то путешественники и встретили будущий прототип особняка Морозова-младшего — замок Palacio Nacional da Pena, расположившийся на скале вдали от цивилизации.

И вот в 1899-м на Воздвиженке появился дом, о котором Толстой в романе «Воскресение» напишет: «И как они все уверены, и те, которые работают, так же как и те, которые заставляют их работать, что им должно строить этот глупый ненужный дворец какому-то глупому и ненужному человеку, одному из тех самых, которые разоряют и грабят их».

Московская публика особняк не оценила — мгновенно посыпались разгромные рецензии в прессе, которые называли особняк «образцом безвкусия». Однако главным критиком стала мать Арсения, Варвара Морозова. По слухам, она сказала своему сыну в день открытия особняка: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь об этом узнает вся Москва».

Тем не менее, вся критика проходила мимо ушей Арсения: в доме устраивались грандиозные попойки. Сам хозяин увлекся эзотерикой: на доме был выточен узел из канатов, который должен был притягивать долголетие и благополучие.

Как показало время, талисман Морозову не помог: Арсений скончался буквально через несколько лет после постройки своего особняка. Причем смерть случилась глупая —

на спор в пьяной компании Морозов заявил, что прострелит себе ногу и не закричит от боли. Спор Арсений все-таки выиграл: ногу прострелил, не издав и звука, и даже пить продолжил. Однако он не учел одного факта — в сапоге храбреца скопилась кровь, в которую проникло заражение. Спасти Арсения не удалось, и вскорости он скончался.

На этом странные истории, связанные с особняком, не закончились. Как выяснилось позже, все свое имущество — без малого четыре миллиона и особняк — Морозов-младший завещал не жене, не дочери, а любовнице. Причем, когда вдова погибшего попыталась отсудить все нажитое, суд оказался совсем не на ее стороне.

Уже после революции в особняке Морозова разместился штаб анархистов, а затем там поселили Пролеткульт, рабочий театр которого прославился спектаклями Эйзенштейна и Мейерхольда.

С 1928 года Морозовский особняк перекочевал во владение японского посла, а в военные годы там обосновалась редакция английской газеты «Британский союзник». С 1952-го его занимало уже посольство Индийской Республики. А с 1959 года особняк занял Дом дружбы с народами зарубежных стран, который в 2006 году сменил Дом приемов Правительства РФ.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector